Перейти к содержимому

Григор Нарекаци Книга скорбных песнопений

Слово к Богу, идущее из глубин сердца. Глава 56

 

I

 

Как ядовитый плод на древе ада,

Или враждебной ставшая родня,

Иль сыновья, предавшие меня,

Грехи меня терзают без пощады,

Все неотступнее день ото дня.

 

II

 

Я сердцем хмур, устами злоречив.

Мой слух неверен, взор мой похотлив.

Моя рука готова смерть нести,

Моя нога сбивается с пути.

Мой смраден вздох, походка нетверда,

Я не оставлю по себе следа.

И воля к благу у меня шатка,

Зло крепко, добродетель некрепка.

Божественный Завет я позабыл,

Указанный запрет я преступил.

Я - дичь, не избежавшая стрелы,

Бежавший раб, упавший со скалы,

Я - узник, чей конец наступит вскоре,

Морской разбойник, что утонет в море.

Я - робкий ратник,

Я - свидетель лживый,

Нестойкий латник, пахарь нерадивый,

Священник, презирающий амвон;

Законник, попирающий закон,

Звонарь церковный, невпопад звонящий,

Я - проповедник, смутно говорящий,

Я - взгляд, который неприятен людям,

Ужасен ликом я и сердцем скуден,

Я - прерванная трапеза хмельная,

Я - праздник жалкий, красота смешная,

Я - сад, который высох и заглох,

Я - жнец, который жнет чертополох,

Сажающий крапиву садовод,

Мышам доставшийся пчелиный мед.

Я - без защиты брошенный старик,

В грехе упорствующий еретик,

Болтун пустой, гордец скотоподобный,

Хвастун и лжец, скупец, мздоимец злобный.

Я - леность, я - надменность, я - коварность,

Бесстыдство, черная неблагодарность,

Великолепье, жалкое обличьем,

Ничтожество, надутое величьем,

Величье, что пред низостью склонилось,

Могущество, чья сила истощилась.

Я - управитель-плут, советчик ложный,

Торгаш бессовестный, друг ненадежный,

Сосед злословящий, богатый скряга,

Чьей смерти ждут наследники как блага.

Бесчестный казначей, служитель-бражник,

Глашатай лживый, нерадивый стражник,

Я - нищий, жалкий, но высокомерный,

Правитель алчный, царь жестокосердный,

Я - вестник, с доброй вестью опоздавший,

Посредник, поводом раздора ставший,

Я - царь-изгнанник, царь, лишенный трона,

И царь-тиран, не знающий закона.

Я - воин, побежденный и несчастный.

Я - самовластный князь, судья пристрастный.

Я - полководец, робкий и бесславный,

Слуга лукавый, раб самоуправный.

Я - песня - сочинителя позор,

Для обвинителя я - приговор.

Когда-то раньше не творил я зла,

Мне отовсюду вслед неслась хвала.

Но все прошло, мой мир перевернулся,

И ныне я - носитель многих зол.

К одним пришел я, ибо обманулся,

Другие я по слабости обрел.

 

III

 

Изо всего, что ныне перечислил,

Всего, чем ныне утрудил Тебя,

Что тягостней Тебе и ненавистней,

Каким грехом я погубил себя?

Что совершить и как Тебя восславить

Рабу, который скорбию томим?

Как от грехов своих себя избавить,

Представ перед всесвятым величием Твоим?

Сколь велико, скажи, Твое терпенье

И долго ль будешь Ты меня прощать,

И долго ль будешь, Господи, молчать,

Мои земные видя прегрешенья?

Тебе совсем мою презреть бы речь,

Тебе б не слушать слов моих ничтожных,

Не для меня ль карающий Твой меч?

Я заслужил, чтобы меня обречь

На казнь, что ждет преступников безбожных.

Но Ты меня, бредущего во мгле,

И прочих, мне подобных, на земле

Врачуешь добрым светом милосердья,

Чтоб душам нашим обрести бессмертье.

Там, где мерцает неземная синь,

Нас, грешных, не по нашему усердью

Ты одаряешь, Господи.

Аминь!

 

Слово к Богу, идущее из глубин сердца. Глава 71

 

I

 

Пребудь счастлив и славен, сонм святых,

Хотя порой иные отступались,

Хотя порой иные колебались,

Но вновь гореньем чистым озарялись

И находили путь, и утверждались

В неложности молитв и дел своих.

Они являли слабости подчас,

Но отрекались от сует мгновенных

И возвышались в помыслах священных

Над бренной сутью каждого из нас.

Была всегда их чтима чистота,

И не было к мольбе их небо глухо,

Их чтят, как Тело Господа Христа,

В них - обиталище Святого Духа.

В них нету ни следа, ни тени тьмы.

Их праведность светла в сиянье Божьем.

Они Богоподобны, если мы

Кого-то Богу уподобить можем.

Была их жизнь чиста и безупречна,

Неколебима воля, вера вечна.

Их истина едина и одна.

Всему, что в мире тленно или мнимо,

Противоборство их необоримо.

Их благочестие несокрушимо,

И мудрость их для нас непостижима,

Сияньем Божиим озарена.

Молить их, как Создателя молю я,

Деяния их чтить по мере сил

И уповать на помощь их святую -

На это нас Всевышний вразумил.

 

II

 

А я, ничтожный в мыслях и делах,

Хулы достоин, грешник безнадежный,

Я бодрствую, но сон в моих глазах.

Дремлю, хотя мои открыты вежды.

Молясь, я в мыслях осуждаю близких.

Молясь, я мыслю о деяньях низких.

Иду вперед - и вдруг подамся вспять,

Едва очистившись, грешу опять.

Страстей своих греховных и гордыни

И умиротворяясь не уйму.

Я мед мешаю с горечью полыни,

В сиянье дня предвосхищаю тьму.

 

III

 

Я прячу тернии среди цветов,

Едва покаясь, снова согрешаю,

Мое цветенье не дает плодов,

Я не творю того, что возглашаю.

Даю зарок- и тут же попираю:

Я простираю длань - и опускаю,

Ни с кем своим достатком не делюсь,

Что посулил, того не дать стараюсь,

И снова гнойниками покрываюсь,

Едва от прежней язвы исцелюсь.

Веду корабль я, но с пути сбиваюсь,

Я отправляюсь в путь - и возвращаюсь,

Едва наполнившись - опустошаюсь,

То распадаюсь, то воссоздаюсь,

То сею смуту я, то примиряю,

Виновный сам - другого обвиняю,

Я повинюсь - и тут же отрекусь.

Того, что начал, я не завершаю,

Растрачиваю все, что обретаю,

Что накоплю, немедля промотаю,

Немудрый сам, я мудрых поучаю,

Вражды погасшей пламень раздуваю

И никогда того не постигаю,

Чему учусь и что постигнуть тщусь.

Что сам я разорву, потом латаю,

Я злаки мну, крапиву насаждаю,

Я белым голубем в гнездо влетаю -

И вороном оттуда вылетаю.

Едва поднявшись, вновь к земле стремлюсь.

Я, белый, обернусь мгновенно черным.

Строптивый, притворяюсь я покорным,

От истины в гордыне отвернусь.

Что правою рукой оберегаю,

То левою беспечно разоряю. Себя считаю правым, хоть не прав.

Я истину устами утверждаю,

А сердцем лгу, все истины поправ.

Сауловы деянья совершаю,

Давидово обличив приняв.

Сначала я заблудшим притворяюсь,

А после откровенно заблуждаюсь.

То я смиренно не подъемлю глаз,

То вместе с бесами пускаюсь в пляс.

Хвалим я грешниками и утешен,

А кто безгрешен, те меня хулят.

"Блажен ты",- говорят мне те, кто грешен.

"Ты грешен",- праведники говорят.

Но мнится мне суд праведных пристрастным,

И я не к ним, а к низким духом льну.

Порою перед грешником, несчастным,

Пред самым недостойным спину гну.

Не различив, что бренно, что нетленно,

Хожу я в облачении чужом,

Но люди узнают меня мгновенно,

Как чайку в оперении чужом.

Порой многоречив я неуместно,

Когда ж ответить надобно, я нем.

Куда богатство трачу - неизвестно,

Но в день расплаты остаюсь ни с чем.

Бывает, в час восхода я богат,

Но нищим застает меня закат.

Пашу я нерадиво пашню воли.

Боюсь чего-то, что-то сделать тщусь...

Я вечером с тревогой спать ложусь

И просыпаюсь от душевной боли.

И все-таки, беспутный, безрассудный,

Я, Господи, Твой сын, но сын Твой блудный.

Я - пленник, что собою сам пленен,

Прислужник смерти, сам я обречен.

Я - ветвь, что только для огня годится,

Я - огнь погасший, что не возгорится,

Я погибаю, сам себя кляня.

Мне ведомо: моя плачевна участь.

Чем сам я, кто гневней казнит меня?

Я сам уже теперь сухие сучья

Готовлю впрок для адского огня.

И пред Тобою, грешный и упрямый,

Стою сейчас с повинной головой,

Как Каин - порождение Адама,

О Господи, я - сын преступный Твой.

О Господи, Твой грешный сын, я стражду.

Давно себе я вынес приговор.

Давно мой каждый шаг и вздох мой каждый

Мне самому проклятье и укор.

 

IV

 

Как мне спастись в греховной жизни сей,

Когда и Авраам мне в осужденье

Мои припоминает прегрешенья,

Когда в меня бросает Моисей

Слова, что тяжелее, чем каменья,

И праведный Навин во гневе мстит,

Весь род карает заодно с Аханом

И выдает на гибель царь Давид

Людей безвинных гаваонитянам,

Когда он царь великий, зло тая,

С Навалом сводит счеты, с сумасшедшим,

Когда ревнитель Божий Илия

Людей палит огнем, из туч сошедшим.

И тот, кто, может, праведнее всех,

Апостол Петр людей карает сирых,

Ниспосылая смерть за малый грех

Анании с его женой Сапфирой,

Когда ведун великий душ людских,

Апостол Павел, столп вероученья,

К благим словам в посланиях своих

Примешивает смрадный запах тленья.

Моей вине нет края, нет конца.

Сонм воинов, отважных и суровых,

Блаженных сонм и сонм святых, готовых

Исполнить волю нашего Творца.

Земля и твердь, и огнь, и все стихии,

Живая тварь и камни неживые,

Все карою грядущей мне грозят,

Напоминают мне грехи земные

И предрекают мне кромешный ад.

Грешащий, я под стать морской стихии, -

Кто в душу мне пытливый бросит взгляд,

Увидит: маленькие и большие

Внутри меня чудовища кишат.

Увидят, как чудовищ этих сонмы

Меня терзают в жизни сей земной,

И подтвердит свидетель потрясенный

Правдивость слов, произнесенных мной.

О Господи, моих грехов премного,

Но ты даришь спасенье нам, живым,

Единородный Сын Живого Бога,

Ты, что всесилен и непостижим.

Господь, неизреченный и нетленный,

Понеже все мы под Твоей рукой,

Прости и дух мой, бурею смятенный,

Ты, Боже, укрепи и успокой.

Своим мечом, карающим и правым,

Чтобы от них не стало и следа,

Ты отсеки бесчисленные главы

Чудовищ тайных моего стыда.

И этих скорбных песнопений слово

Услышь,

Не усомнись в моей мольбе,

Ты не отвергни, Господи, сурово

Молитву, обращенную к Тебе.

Мои слова, как ладан благовонный,

Прими Господь, и мир мне принеси,

И, как пророка своего Иону,

От чудищ и от бурь меня спаси!

Услышь, о Господи, мои стенанья,

Прими мою молитву покаянья,

Умерь мои бессчетные страданья,

Меня в мой час последний не покинь,

Мое единственное упованье -

Отец, и Сын, и Дух Святой.

Аминь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.