Перейти к содержимому

Григор Нарекаци Книга скорбных песнопений

Слово к Богу, идущее из глубин сердца. Глава 39

 

I

 

Подталкиваем дьявольской рукой

И соблазняем леностью привычной,

И я утратил прежней облик свой,

Свое первоначальное обличье.

А если так, то ныне мне пристало

Сказать, в чем грешен, как я прожил век,

Сказать пред миром, что со мною стало,

На что, ничтожный, я себя обрек.

 

II

 

Себе кажусь я книгою сейчас.

Я - книга воплей, стонов и сомнений,

Похожая на книгу тех видений,

Что Иезекииль узрел в свой час.

Я - город, но без башен и ворот.

Я - дом, где нету очага зимою.

Я - горькая вода, и тех, кто пьет,

Я не способен напоить собою.

Я - сад, который высох и заглох.

Я - поле, тучное травою сорной.

Я - нива, что предуготовал Бог,

Но почву дьявол распахал проворно.

Я - древо, потерявшее плоды,

Годящееся только для сожженья.

Я - саженец, засохший без воды,

Светильник, потерявший дар свеченья.

И новые стенанья, плач глухой

Я облекаю в прежние созвучья.

Беспомощен зубовный скрежет мой,

И горек мой позор, и слезы жгучи.

Гнев над моей душой неумолимый,

Над грешной плотью огнь неугасимый.

Печать греха легла мне на чело.

Достоин казни я, творящий зло.

Боль, посланную с неба, на земле

Приемлю я, погрязнувший во зле.

Что ждет меня - заранее известно:

Как кучи плевел, превращусь я в дым.

И возвещает снова глас небесный

О том, что мой недуг - неисцелим.

 

III

 

Я каюсь, чтоб меня услышал мир.

И, правда, может, схож я с той блудницей,

О коей у Исайи говорится

Во притче про надменный город Тир.

Но если скорбь блудницы позабытой

Из тьмы времен прорек донес до нас,

Как должен я взывать в свою защиту,

Как должен прозвучать мой скорбный глас?

Мне ведомо,

Пришествие Господне

Настанет,

Я дрожу уже сегодня.

И, думая о Страшном Судном дне,

Предвижу нескончаемые муки,

И к небесам я простираю руки,

И жду возмездия, и страшно мне.

Что будет - все я знаю наперед.

Но и предвидя все свои страданья,

И зная, что меня в грядущем ждет,

Я все же нерадив на покаянья.

Но в страшный час меня Ты не покинь,

О Господи, Отец наш Всемогущий,

Чадолюбивый, добрый, вездесущий,

Прощающий Своих сынов.

Аминь!

 

Слово к Богу, идущее из глубин сердца. Глава 51

 

I

 

Я, смертный, не обласканный судьбой,

Ужель к себе подобному с мольбой

Мог обращаться, горестно стеная,

Бессилия людей не понимая?

Ужель к тому я обращал моленья,

Кто сам ничтожен силой, речью слаб,

У мыслящих существ искал спасенья

Я, мыслящий, но неразумный раб?

Ужель молил людей, власть предержащих,

Владык, как и дары их преходящих?

Ужели брата я молил родного,

Который сам искал прозренья свет,

Ужели я молил отца земного,

Что сам прощенья ждал на склоне лет?

Ужели мать молил я в тишине?

Ужели ждал от той ответной вести,

Чья нежность и забота обо мне

Оборвались с мгновенной жизнью вместе?

Ужели я молил земных царей,

Не понимая, что цари земные

Способны смертным смерть нести скорей,

Чем блага жизни иль дары иные?

О нет, не к братьям, не к царям земным,

Я обращался лишь к Тебе, о Боже,

Лишь Ты один все можешь дать живым

И после смерти воссоздать нас можешь.

 

Слово к Богу, идущее из глубин сердца. Глава 54

 

III

 

Плывет пловец, захлестнутый волнами,

Его пучина бьет, а он плывет.

Покуда взмахивает он руками,

Но силы кончатся его вот-вот.

Бьют волны и бока его, и спину,

Ест соль глаза, а морю нет конца.

Оно в свою соленую пучину

Сейчас затянет бедного пловца.

Пловец плывет, но нет ему спасенья,

Он не уйдет от вздыбленных валов,

Жалчайшее Господнее творенье,

Как бедный тот пловец, и я таков.

 

IV

 

Мне говорят - понять я не пытаюсь,

Не слышу, хоть мне голос подают,

Трубит архангел - я не пробуждаюсь,

Недвижим я, хотя меня зовут.

Я позабыл все то, что раньше видел,

Черствее становясь день ото дня,

Бесчувственен я к боли, словно идол,

Хоть люди ранить норовят меня.

Мне лестно даже с идолом сравненье,

Я хуже, ибо совесть не чиста,

Презренный и достойный обвиненья

Дерзаю все ж вымаливать прощенье,

Спасенье у Спасителя Христа.

 

Слово к Богу, идущее из глубин сердца. Глава 55

 

I

 

Парил я на крылах души моей

Над сонмом живших в мире сем от века,

Но, многогрешного, меня грешней

Покуда я не видел человека.

Все это взвесив на весах ума,

Я обратил к себе как прорицанье

Нетленный стих Давидова псалма:

"Со мною кто сравнится в злодеянье?"

Так что ж скажу я своему врагу?

Чье прокляну и чье ославлю имя?

Я, грешный, лишь себя клеймить могу

Словами беспощадными своими.

И мне, отягощенному виной,

Я верую, даруешь Ты прощенье,

Как ныне я прощаю прегрешенья

Всем тем, кто был виновен предо мной.

 

II

 

Какие б я моленья возгласил,

Какие б воскурил благоуханья,

Чтоб только Ты, о Господи, простил

Людей, которых я порочил бранью,

Чтоб осужденного Ты оправдал,

Плененному - свободу даровал,

Утешил бы скорбящих, удрученных,

Призрел обманутых и обреченных;

Чтоб скорбных духом Ты уврачевал.

Когда добро намерюсь совершать я,

Чтоб Ты, великий, мне прибавил сил;

Когда намерюсь произнесть проклятье,

Чтоб Ты остановил и вразумил!

Чтобы в моленьях я, страдавший много,

Всем зложелателям своим простил,

Чтоб голос злобы, неугодный Богу,

В ожесточенном сердце усмирил;

Чтоб я забыл вчерашние обиды,

Молясь о примиренье всех людей,

И чтоб возрадовался Ты, увидев,

Каким я стал по благости Твоей.

Вся жизнь - в Тебе, лишь Ты - бессмертье смертного,

Упорство человека неусердного.

Ты - сила слабого, богатство скудного,

Ты - мудрость для меня, для безрассудного.

Я как пловец - ненастье, тьма и ветер

Мне ощутить мешают силу зла,

Я словно птица, что попала в сети

И гибели своей не поняла.

Не понял я, что страшен мир двуликий,

Что губит он, соблазнами маня.

Как псалмопевец говорил великий:

"Постигли беззакония меня".

 

III

 

Один мудрец назвал в года былые

Смерть без причины явной злом большим,

Хоть он язычник - я согласен с ним:

Мгновенной смертью правят силы злые.

Как скот бессмысленный и бессловесный,

Мы исчезаем вдруг во мраке бездны,

Не осознав сей жизни пустоту.

Мы умираем - и не ужасаемся,

Мы исчезаем - и не удивляемся,

Мы даже в час последний - не смиряемся,

Отлучены бываем - не терзаемся,

Порокам предаемся - и не каемся,

Соблазнов низких не остерегаемся,

Всему предпочитаем суету.

Смиренный Иов смерть называл покоем.

Я с ним согласен днесь и наперед,

Когда б не зло, содеянное мною,

Что в тайне для меня же сеть плетет.

На свете настоящее - ничтожно,

Грядущее - темно, былое - ложно.

Я хуже всех, моя греховна суть.

В грязи желаний я погряз по горло.

Земные страсти мне сжигают грудь.

Нетвердый разумом, иду нетвердо.

Над глиняной обителью моей

Дожди не утихают проливные,

А слабый дух мой - глины не прочней,

Соблазны мира - не добрей стихии.

Что я скажу пред тем, как умереть?

Мои деянья скудны, страсти - странны.

Из ничего мой скарб, из ветра снедь,

Усилья тщетны, радости обманны.

Когда настигнет смерть, то силы зла

Пред справедливостью должны склониться,

И заповедь, что мне дана была

Для жизни,- лишь для смерти пригодится.

 

IV

 

Как сказано о том в Святом Писанье,

Пришел посланник зла, мой давний враг,

Он отнял все, и сердца достоянье

Разграблено, и разум мой иссяк.

Я к Господу, безумный, не взывал;

Чем шел быстрей, тем глубже увязал;

Стремясь к величию, терял я веру;

К безмерному стремясь - утратил меру.

Терял я большее, чем находил,

Был осторожен - лишь себе вредил.

Идти старался прямо - спотыкался,

Стремясь за лишним - нужного лишался.

Избавился от меньшего из зол,

Но гибельные страсти приобрел.

То, что искал, считал всего дороже -

Не стало оправданием моим.

В Тебе одном мое спасенье, Боже,

Я пред Тобой склоняюсь, Всеблагим.

Тебя молю я, раб Твой неусердный,

Моей молитвы в гневе не отринь.

Будь милостив, Отец наш милосердный,

Прибежище души моей.

Аминь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.