Перейти к содержимому

Григор Нарекаци Книга скорбных песнопений

Слово к Богу, идущее из глубин сердца. Глава 23

 

I

 

Непостижимый взору и уму,

Ты, без кого ни слова нет, ни дела,

Определяющий предел всему

И только сам не знающий предела.

Нам без Тебя ни света нет, ви тьмы,

Ты слышишь ваши стоны, зришь несчастья.

Невидим Ты, но все, что видим мы,

Померкло бы без Твоего участья.

Ты - недоступен для рабов Своих,

Но близок в вышине Своей нездешней.

Целитель жесточайших ран людских

И Утешитель боли неутешной!

 

II

 

Узри, о Боже, взор мой безутешный

И сердце, что раскрыл я пред Тобой.

На путь наставь мой разум многогрешный,

Но будь Целителем, а не Судьей.

Неверью и сомненьям нет предела,

Но, чтоб греха избегнуть, дай мне сил.

Мой дух еще не отрешен от тела,

И страшен грех, что тело осквернил.

Скорблю, что дух и разум не едины,

Что на добро надежды нет в сердцах.

Скорблю, что создан человек из глины,

Замешанной на низменных страстях.

Скорблю, что нас, людей, наш ум усердный

Не сделал совершеннее скотов,

И грязью мы отмечены, и скверной,

И памятью содеянных грехов.

Что каждый совершил и что утратил,

Мутит молитву нашу, застит взгляд,

И мы, сжимая плуга рукояти,

Дрожа от страха, все глядим назад.

Мы, смертные, пленяемся ничтожным,

И не умеем мы глядеть вперед,

И в поединке истинного с ложным

Неистинное чаще верх берет.

И боль утрат идет вослед за нами,

И всюду тьма, и пелена у глаз.

И приговор возмездья пишет память

В суде сознанья каждого из нас.

О, горе, если Бог наш отвернется,

И поразит нас гром Его речей,

И вечное величие столкнется

С мгновенною ничтожностью людей.

Растратил я, гонясь за наслажденьем,

Свой драгоценный дар, пропал мой труд.

Пусть Божьей справедливости каменья

Меня, греховного, нещадно бьют.

Я путь прошел, но свет моих трудов

В потемках неусердья был не ярок.

Я не оставил по себе следов,

И свет погас, и догорел огарок.

Мой слабый ум немногое постиг

И потерял способность постиженья,

И онемел греховный мой язык

Без права отвечать на обвиненья.

Чадит лампада тусклая моя,

Мое напоминая нераденье,

И стерто имя в Книге Бытия,

И вписаны укор и осужденье.

 

III

 

Я вижу воина - и смерти жду,

Церковника я вижу - жду проклятья,

Идет мудрец - предчувствую беду,

Идет гонец - могу лишь горя ждать я.

Кто сердцем чист - порог мой обойдет,

Благочестивый горько упрекнет,

Навстречу мне не сделает и шага.

Водой испытан буду - захлебнусь,

От испытанья зельем не очнусь,

Услышу тихий шорох - устрашусь,

Протянут руку - в страхе отшатнусь,

Учую зло во всем сулящем благо!

На пир я буду позван - не явлюсь,

На суд Твой буду призван - онемею.

Ниц упаду, слезами обольюсь,

Как будто говорить я не умею.

Мне стрелы изнутри пронзили грудь,

Слились в большую рану все сомненья,

Терплю я муку, не могу вздохнуть,

Ни днесь, ни впредь не жду отдохновенья.

Услышь, о Боже, вопль души моей,

Последний стон мой, ставший песнопеньем,

Стон, слившийся со стонами людей,

Тебя молящих о моем спасенье.

Нас, жалких обитателей земли,

Ты Сам из праха сотворил земного,

Что делать нам, наставь и повели!

Услышь мое беспомощное слово!

Ты, Сущий в каждой твари, что живет,

Превозносимый каждой тварью сущей,

Покой душевный от Своих щедрот

Даруй нам в жизни сей быстротекущей!

 

Слово к Богоматери, идущее из глубин сердца. Глава 26

 

I

 

И я один из тех, чья жизнь сурова,

Чьи слезы льются, как весной поток,

И кто стенанья превращает в слово -

В песнь с однозвучным окончаньем строк.

И стих, певучий от таких созвучий,

Щемит сердца, когда звучит в тиши.

Единозвучье раскрывает лучше

Невидимую миру боль души.

Я жил на свете горестно и сиро

И, как гласят Писания слова,

Душа, что не вполне мертва для мира,

Для Бога не вполне еще жива.

Не знаю - эта песня хороша ль,

Но строки ныне с самого начала

Я рифмовал, чтобы моя печаль

Еще сильней и горестней звучала.

 

II

 

Сокровищ царских жалкий расхититель,

Я наказанью предан с давних лет,

И призовет меня казнохранитель,

Чтоб, казнокрад, я дал ему ответ.

Томлюсь в темнице без воды и пищи,

Томлюсь, мои печали велики,

Мой долг - пятьсот талантов, но я, нищий,

Давно растратил и золотники.

И чтобы сердцу в песне изливаться,

Я здесь избрал особый лад строки,

Чтоб каждый стих вершился звуком "и",

Что означает также цифру "двадцать".

Бушует нищета, как пламень горна,

В закладе сердце и душа моя,

За всю вину моих деяний черных

Сурово спросит грозный Судия.

И подступает страх, меня пронзая

Своим мечом безжалостным, когда

Задумываюсь я и понимаю

Неотвратимость Страшного суда.

Я, суетный, подверженный сомненьям,

Уже сегодня слышу Божий глас

И мучусь, будто в огненной геенне

Мой дух и плоть горят уже сейчас.

Все, чем владел, растратил я и прожил,

А что копил я столько лет подряд,

Презренно, и в сокровищницу Божью,

Что я стяжал, того не поместят.

Плоть нечиста моя и взгляд мутится,

Но, взор молящий устремивши ввысь,

Прошу Тебя, Небесная Царица:

Ты за меня пред Господом вступись!

Моим грехам да будет отпущенье,

Пусть мне вина простится, умоли,

И пусть вовек дымятся воскуренья,

К Тебе от нас летящие с земли.

 

III

 

Что, кроме щедрых слез и жалких строк,

В дар Милостивцу принести я мог?

Как мне содеянное мной измерить?

Я быстрой мысли торопил крыла,

Но мысль моя размер моей потери

Все ж охватить собою не могла.

Нет края, нет конца перечисленью

Грехов, в которых я повинен сам.

Я чашу малодушья и сомненья,

Как чашу смерти, подношу к губам.

Боль нестерпимая во мне таится,

Рождаясь, я не в силах разродиться,

И стрелы в сердце мне вонзают яд.

Жар лихорадки почки мне сжигает,

Мои мученья печень разрывают,

И желчь, скопившись, к горлу подступает,

Мою гортань стенания теснят.

Все члены тела, хоть они едины,

Друг с другом, словно смертные враги,

Меня губя, вступают в поединок,

О Пресвятая Дева, помоги!

О Матерь Божья, я Твой раб презренный,

Я грешник, чьи сомненья велики,

И все же я молю Тебя смиренно:

Из тьмы грехов меня Ты извлеки.

 

Слово к Богу, идущее из глубин сердца. Глава 30

 

I

 

О Милосердный, ниспошли мне сил,

О Всеблагий, пусть будет мне примером

Заблудший раб, что многожды грешил,

Но все ж ступил на путь добра и веры.

Пусть лишь в преддверье рокового дня,

Пред самой смертью встал на путь он правый,

Творивший зло, он праведней меня,

В ком дремлет соучастник - дух лукавый.

Тот дух могуч, а сам я духом слаб,

Мой искуситель у меня под боком.

Двойник мой, он - не Твой смиренный раб,

А потакатель всем моим порокам.

Ведя меня дорогой суеты,

Со мною искуситель неразлучен.

Мой враг, исток моих сомнений жгучих,

А сколь их много,- знаешь только Ты!

Но кто грешит, тот кается потом,

И платим мы за радости страданьем.

И я склоняюсь пред Тобой челом,

Согбенный прегрешеньями в былом

И просветленный поздним покаяньем.

 

II

 

Я повтореньем истины грешу,

И оттого моя не легче участь,

Но я не царства Божьего прошу,

Мне б жизнь влачить, немного меньше мучась.

Не пребывать мне в райской тишине,

Причисленному к сонму вознесенных,

Среди безгрешных душ не место мне,

Мне место средь живых, но сокрушенных.

Я улыбаюсь, будто свету рад,

А про себя свою стезю кляну я,

Лицо мое спокойно, только взгляд

Горит, смятенье духа доказуя.

Со сладкою и горькою едой -

Перед собою я держу два блюда,

Держу перед собою два сосуда:

Один с отравой, с благостью другой.

Две печи есть: одна красна от жара,

Пока другая стынет без огня.

Две длани надо мною: для удара

И для того, чтоб отстранить меня.

На небесах два облака застыло -

Одно несет нам огнь, другое - град.

Тому, что будет, и тому, что было,

Две укоризны с уст моих летят.

Две жалобы летят незаглушимых -

В одной мольба, в другой укора знак.

И в сердце слабый свет надежды мнимой

И горькой скорби безнадежный мрак.

Два ливня хлещут: ливень стрел свистящий

И камнепад, грозящий всей земле.

Восходит солнце - жжет нас зной палящий,

Заходит солнце - нам темно во мгле.

 

III

 

Карающую занесешь десницу,

Я возмолюсь: "Казни меня скорей!"

Рука дарующая мне примнится -

Приблизиться я не посмею к ней.

Речь о грехе зайдет - приду в смятенье,

О святости - пойму свою вину.

Открыто мне дадут благословенье -

Украдкою себя я прокляну.

Я похвалу услышу - опровергну,

В ней заподозрю ложность и тщету.

Подвергнусь я хуле немилосердной -

Я слишком малою ее сочту.

Пусть осмеют, пусть предадут позору -

Сочту возмездье правым и смирюсь.

Мне пожелают люди смерти скорой,

Чтоб их слова сбылись,- я помолюсь!

Когда б небесный гром меня сразил,

Я принял бы его, как избавленье.

Я книгу прав своих давно закрыл -

Ни оправданья нет мне, ни спасенья!

В тот лучший мир я поспешил бы сам,

Когда бы не страшился наказанья,

Беда идущему по двум стезям,

Как говорит Священное Писанье.

 

IV

 

Ужели Ты не слышишь, Всеблагой,

Рыданий и мольбы моей усердной?

Ужели Ты не видишь, Милосердный:

Я - пленник зла - стою перед Тобой?

Я жду, в своем погрязши заблужденье,

Твое добро на зло мое в ответ.

Я, обреченный, жду благословенья.

Слепой, я жажду Твой увидеть свет.

Протянется ль Твоя десница, Боже,

Чтоб тонущего грешника спасти?

Когда персты на раны мне возложишь,

Когда с неверного сведешь пути?

Научит ли Твое долготерпенье

Усердью неприлежного меня,

И будет ли Твое благоволенье,

Чтобы очистить грешного меня.

Заблудший раб, найду ли я покой

Под милосердною Твоею дланью,

Чтоб, грешному, спрямить мне путь кривой,

Забрезжит ли вдали Твое сиянье?

Я человек, чья совесть нечиста,

И лишь в Тебе надежда очищенья.

Я проклят, и Твоя лишь доброта

В меня вселяет веру во спасенье.

Я ныне приобщаюсь Тайн Святых

И в них ищу, рыдая, утешенье.

Я вижу: в поднятых перстах Твоих -

Мне, многогрешному, благословенье,

Лишь Ты один способен даровать

Мне, угнетенному, освобожденье

И молвить слово, чтобы ниспослать

Рабу смятенному успокоенье.

Очищен я Твоею чистотой,

Твой взгляд - моим страданьям облегченье,

И капля крови, пролитой Тобой,

Освобождает душу от мученья.

Без помощи Господней кто я есмь?

Мне мощь Твоя дарует свет надежды,

Твой мир, смятенному,- мне светоч здесь

Днесь и покуда не смежу я вежды.

И нет в Тебе и малой доли тьмы,

Как вне Тебя нет ни добра, ни света.

Ты - надо всем, Тебе подвластны мы.

Тебе, Господь, да будет слава спета.

Аминь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.